background

HEALTHY NATION - MAIN PRIORITY

15 июля 2018 г. | 23:07

Баннер

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

РУБРИКИ

 

Зависимости – мужская специфика

Существует ли мужской климакс? Почему кризис среднего возраста мужчины переносят тяжелее, и как они чаще всего борются со стрессом? Ответы на эти вопросы Healthy Nation дал заведующий кафедрой медицинской психологии КГМУ , профессор, д. м. н. Владимир Менделевич.

Владимир МЕНДЕЛЕВИЧ,
заведующий кафедрой медицинской психологии КГМУ, профессор, д. м. н.

– Владимир Давыдович, насколько выражена гендерная специфичность психических расстройств?

– Значительно выражена, причём как эндогенных (обусловленных внутренними факторами, например, генетическими), так и психогенных, вызванных, например, длительным стрессом. В частности, отмечается доминирование эмоционально-стрессовых расстройств у женщин по сравнению с мужчинами. Например, стрессовые расстройства обнаруживаются у 35 % мужчин и 48 % женщин, депрессивные – у 32 и 43 % соответственно, нарушения сна – у одного из пяти мужчин и трети женщин. По большому депрессивному расстройству наблюдается почти двукратное преобладание у представительниц прекрасного пола, а вот по шизофрении соотношение мужчин и женщин 4,5 к 1. Есть и нарушения, по которым различий по гендерной распространённости не наблюдается, например, по биполярному аффективному расстройству (раньше его называли маниакально-депрессивным психозом). Органические же поражения, связанные с черепно-мозговыми травмами, встречаются чаще у представителей сильного пола, потому что травмы они получают чаще.

– С чем связано, что депрессии и другие эмоциональные расстройства больше характерны для женщин?

– Во многом это определяется особенностями гормонального фона. Плюс высокие сила переживаний в психотравмирующих обстоятельствах и уровень ответственности, свойственные женщинам. Кроме того, мужчины в стрессовых ситуациях часто прибегают к спиртному, в результате эмоциональные нарушения возникают реже, зато может развиться алкогольная зависимость. Зависимости – это вообще мужская специфика. Наркотическая, игровая, трудоголизм – это, в основном, «про мужчин», и только пищевая зависимость встречается, как правило, у представительниц прекрасного пола. Мужчины также чаще страдают личностными расстройствами, это связано с их активной социальной ролью. К примеру, антисоциальное личностное расстройство диагностируется в три раза чаще. Относительно новое явление – увеличение числа ипохондриков среди представителей сильного пола. Болезненная фиксация на здоровье также часто связана с социальным фактором – со страхом потерять обретённое и перестать быть успешным.

– А в целом насколько распространены психические расстройства среди населения республики, и как заболеваемость меняется со временем?

– Давать оценки сложно в силу специфики сферы. В первую очередь, это касается пограничных психических состояний, например, неврозов. Они встречаются часто, но пациенты не всегда обращаются к врачам, или обращаются, но не к психиатрам. Считается, что примерно каждый пятый россиянин в некоторые периоды жизни испытывает невротические симптомы. Расстройства личности также распространены, но и по ним статистика скудная, потому что даже в научной среде ведётся дискуссия о том, считать их болезнью или патологическими особенностями характера.

А вот о частоте тяжёлых психических заболеваний мы знаем точнее. Например, шизофрения встречается у 1 % населения. Распространённость тяжёлых психических расстройств типа шизофрении мало меняется с течением времени. Пограничные же состояния регистрируют реже, чем, например, 20 лет назад. Отчасти это связано с периодом относительной стабильности в стране. Но это говорит и о том, что люди не хотят обращаться к медикам.

– Теперь о возрастных особенностях. Мужской климакс существует?

– Дискуссии об этом идут несколько десятилетий. В литературе описываются классические признаки мужского климакса, сходные с проявлениями женского, – приступы учащённого сердцебиения, боли в области сердца, ощущение пульсации в голове, головокружения, колебания давления, вялость, раздражительность.

Проявления климактерического синдрома встречаются у 10–35 % мужчин старше 40 лет. У половины обнаруживаются клинические признаки андрогенных нарушений в виде снижения либидо, астенических проявлений и вегетативных нарушений. Есть достоверная связь между симптомами андропаузы и депрессией.

Среди частых симптомов мужского климакса называют сексуальные – эректильную дисфункцию. Но если сексуальные расстройства у женщин в этот период связаны с гормональными изменениями, то у мужчин – и с гормональными, и с психологическими. В частности, с желанием сохранения присущего представителям сильного пола жизненного стиля. Поэтому многие начинают прямо-таки бороться за сохранение прежней сексуальной активности. Желанием поддержать статус объясняют и склонность выбирать себе в партнёрши значительно более молодых.

Кстати, в противовес сложившемуся мнению, с возрастом уровень сексуального желания у женщин снижается больше, чем у мужчин. Представительницы прекрасного пола воспринимают это спокойно, при этом почти все мужчины болезненно переживают. Часто снижающаяся сексуальность сублимируется, например, в работу, а иногда происходят резкие изменения полового поведения (педофилия и иные парафилии).

 

 

– Кто переживает кризис среднего возраста тяжелее и чаще?

– Тоже мужчины. В это время человек активно переоценивает свои достижения, финансовое положение. Женщины больше ориентированы на семью, и свои достижения им проще оценить как удовлетворительные. Хотя у амбициозной бизнесвумен тоже наверняка будет серьёзный кризис.

Экзистенциальный кризис у мужчин острее, и выходят они из него с более значительными потерями. Если женщины начинают по-новому смотреть на жизнь, у них появляются новые жизненные задачи, то у представителей сильного пола разочарование от жизни и дезадаптированность выражены в большей степени.

– «Тонкое место» психиатрии – доверие к диагностике. Изменились ли её методы за последние 20 лет?

– У врачей большинства медицинских дисциплин есть способы верификации патологии, а у психиатра нет. Психическое расстройство, как правило, не выявляется инструментально, и, вероятно, это никогда не будет возможно. МРТ и другие современные методы исследования мозга обычно не находят изменений, как и анализы крови. В этом большой парадокс психиатрии: мы научились лечить психические болезни, но всё равно не до конца понимаем природу заболеваний, не знаем их биологическую основу.

– Мужчины чаще боятся, что психиатры их «залечат». Каковы доли фармакологии и психотерапии в успехе лечения?

– Смотря при каких расстройствах. При шизофрении, биполярном расстройстве, органических психических расстройствах роль психотерапии минимальна. А при невротических нарушениях, то есть связанных со стрессом, основная роль отводится именно ей.

За последние 20 лет фармакология очень продвинулась вперёд. Появились настолько эффективные препараты, что многие пациенты обходятся не только без госпитализации, но и без больничного: они лечатся и продолжают активную социальную жизнь. Даже из больных с тяжёлыми формами шизофрении треть выздоравливают полностью, если их правильно лечить. Ещё 25 % можно удерживать в медикаментозной ремиссии, и они будут жить в семье, работать, правда, им постоянно придётся принимать лекарства. Кстати, последнее может стать проблемой: пациенты психиатра убеждены, что они здоровы, и не всегда до них можно достучаться.

– Во всём мире мужчины значительно реже женщин пользуются медицинскими услугами, ведь модель маскулинности не предполагает жалоб на здоровье. Кроме того, зачастую они не обращаются к психиатрам, опасаясь получить клеймо психически нездорового человека.

– Да, и это серьёзная проблема. Мировая психиатрия обходится без диспансерного учёта, а у нас он есть. Даже если пациент попадает на консультацию по поводу лёгкой ситуативной депрессии, и на диспансерный учёт его не ставят, карточка у психиатра сохраняется, и когда гражданин захочет получить разрешение на вождение автомобиля, ему придётся доказывать, что он здоров. Назрела необходимость в отмене диспансерного учёта, нужно разводить потоки. Пусть психиатры занимаются только тяжёлыми психическими расстройствами. К этому в мировой практике уже пришли: люди с бессонницей, зависимостями лечатся у психотерапевтов и врачей общего профиля. Применяя избыточные меры, общество наказывает само себя.

– Что могло бы дать отечественной и, в частности, татарстанской психиатрии большую фору?

– Казанская школа психиатрии является одной из эталонных в России. Так исторически сложилось, что здесь работали очень сильные психиатры и психоневрологи. Именно у казанской психиатрии – серьёзные достижения и большой ресурс, ей по плечу многие сложные задачи.

Психогенным нарушениям подвержены представители профессий с большой эмоциональной нагрузкой, высоким уровнем ответственности или конфликтности – полицейские, сотрудники МЧС, учителя.

 

При использовании материалов сайта и журнала Healthy Nation, ссылка на источник обязательна.

Официальный сайт журнала Healthy Nation. Учредитель и издатель - рекламное агентство «Красная строка». Свидетельство о регистрации - ПИ № ТУ 16-00375. Все товары сертифицированы, услуги лицезированы.