background

HEALTHY NATION - MAIN PRIORITY

15 июля 2018 г. | 23:07

Баннер

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

РУБРИКИ

 

Сердце феникс

44 операции на сердце у детей с использованием особых трансплантатов – аллоплантов – провёл главный детский кардиохирург МЗ РТ, заведующий кафедрой детской хирургии КГМУ Леонид Миролюбов. В чём их прогрессивность, и каковы перспективы у разработок казанских специалистов в этой области? Об этом Healthy Nation рассказал автор методики.

Леонид МИРОЛЮБОВ,
главный детский кардиохирург МЗ РТ, заведующий кафедрой детской хирургии КГМУ

В поисках идеального трансплантата

– Леонид Михайлович, 10 лет назад вы впервые в мире и в России ввели в практику применение аллоплантов для нужд детской кардиохирургии. Расскажите, пожалуйста, подробнее об их свойствах.

– Наша специальность активно развивается с 40-х годов прошлого века, и почти всё это время велись и ведутся поиски «идеального трансплантата». Ведь в отличие от других областей хирургии, когда можно просто удалить поражённую область, кардиохирургия имеет реконструктивно-восстановительный характер и предусматривает применение всевозможных протезов. Если, например, закупорился участок сосуда в сердце, мы его не можем просто вырезать, нужно вставить новый участок сосуда или сделать «обход». Для пластики различных сегментов сосудистого русла и частей сердца сегодня применяются не только биологические замещающие материалы, но и синтетические, а также механические протезы. Но аллопланты заняли в этом ряду особое место. Они представляют собой сегменты крупных сосудов с клапанами или без них, взятые у человеческого трупа, которые прошли специальную обработку. Благодаря целому ряду воздействий – механическому, физическому, химическому – происходит удаление клеток и клеточного материала, где сосредоточены основные антигены. При этом коллагено-эластический комплекс сосуда и клапанов (волокнистый каркас) сохраняется.

– То есть чужеродный элемент не подвергается атаке иммунной системы?

– Да, именно так. Но отторжение биопротеза – не единственная проблема трансплантологии. Как раз с ней медицина сегодня научилась бороться. А вот в борьбе с биодеградацией (разрушением) протеза успехов гораздо меньше. Сегменты сосудов с клапанами, взятые у животных, приходится менять через 3–5 лет, у другого человека – через 7 лет. Причём у детей в силу активности обменных процессов деградация биопротеза происходит быстрее, чем у взрослых.

 

 

– Как решается данная проблема при применении этой разработки?

– Удивительное свойство аллопланта: организм пациента постепенно замещает его ткань на собственную, так что проблемы биодеградации, как показал опыт 10 лет, просто не возникает. Мы стали первыми в мире, кто внедрил в широкую практику применение аллоплантов в кардиохирургии.

– Какие факторы позволили достичь успеха?

– Одно из главных слагаемых – качество самих аллоплантов. Мы с коллегами используем трансплантанты Всероссийского центра глазной и пластической хирургии в Уфе. За десятилетия работы над производством этих замещающих материалов там достигли очень высокого уровня.

Сама технология известна с 70-х годов, особенно активно она развивалась в сфере офтальмохирургии, и ассортимент аллоплантов для офтальмологии достигает уже 42 видов. Могут, например, лечить бельмо на глазу: заменяют поражённую часть роговицы аллоплантом. В Уфе делают протезы для гинекологии, проктологии, травматологии, а теперь – и для кардиохирургии.

 

«Много тут вас таких»

– Как началось ваше сотрудничество с башкирскими коллегами?

– Предметно знакомиться с технологией я приехал в 2007 году, тогда же попросил руководителя федерального центра Эрнста Мулдашева создать аллопланты для детской кардиохирургии.

Потребность в них высокая: в Татарстане ежегодно оперируют на сердце около 500 детей, очень многих – в связи с врождённым пороком сердца (дефект в структуре сердца или его крупных сосудов является основной причиной смертности от врождённых пороков развития. – Прим. ред.).

В Уфе приняли мою заявку, но со скепсисом, мол, много тут вас таких ходит: защитите кандидатскую и не будете применять на практике. Но я пообещал, что мы будем работать. Дальше было восемь месяцев совместной доработки, испытаний, а в 2008 году я впервые поставил аллоплант ребёнку. Одним из первых пациентов стал восьмилетний мальчик.

– Родители долго колебались, прежде чем приняли решение рискнуть?

– Мама доверилась сразу, а папа – врач, и с ним много пришлось разговаривать, убеждать. О серьёзных проблемах с сердцем у сына они узнали в семилетнем возрасте во время медосмотра перед цирковой школой, когда оказалось, что у него давление, совершенно несвойственное возрасту, – 130/70. Требовалась замена части аорты в семь сантиметров на аллоплант из лёгочной артерии. Сейчас нашему пациенту 17 лет, он нормально физически развит, и замены аллопланта не требуется, слава богу, функционирует хорошо. Парень собирается поступать в медицинский вуз.

 

 

Сегодня потребность по Татарстану по первичным операциям с применением аллоплантов в детской кардиохирургии мы удовлетворяем. Это было бы невозможно без понимания проблемы и поддержки главного врача Детской республиканской клинической больницы Рафаэля Шавалиева, который теперь стал руководителем Республиканской клинической больницы.

– Почему же в мире больше никто не делает такие операции?

– Главным образом из-за свойств аллоплантов. В Уфе благодаря многолетней работе, что называется, путём проб и ошибок, удалось добиться высокого качества материала. Я являюсь соавтором разработки. И хотя вся цепочка работы с трансплантантом мне известна, тем не менее какие-то детали я тоже не знаю, это составляет тайну.

– Каков масштаб затрат на операцию?

– Если, к примеру, говорить об аллоплантах лёгочной артерии с клапанами, то они раз в 10 дешевле, чем импортные изделия. Применяют также трупные лёгочные артерии производства Санкт-Петербурга, тоже весьма дорогие. Ну и не забывайте главный недостаток традиционного замещающего материала: протез через несколько лет приходится менять. То есть снова необходимо вкладывать значительные средства. Аллоплант же, возможно, будет служить человеку всю жизнь.

– Таким образом, достигается существенная экономия как на проведение одной пересадки, так и за счёт того, что нет необходимости повторной пересадки.

– Именно так. Поэтому хотелось бы более широкого внедрения технологии, чем сейчас. Ведь идея реализована именно у нас, почему бы республике не стать центром, куда будут съезжаться пациенты со всей России? Подобная специализация по определённым проблемам – обычное явление в российской и мировой кардиохирургии, она может быть полезной и эффективной.

– У вас был опыт применения аллоплантов за пределами кардиохирургии?

– Верно, «надставлял» кусочки трахеи. Но здесь есть дополнительная сложность: воздух, поступающий через дыхательные пути, нестерилен, выше вероятность осложнений.

 

Вырастить искусственные сосуды

– В 2011 году за проведение уникальной операции 2,5-месячному младенцу вам присудили вторую в вашей биографии премию, которая даётся лучшим врачам России, – «Призвание». Малышу подарили жизнь. А вам что дала эта операция?

– Понимание, что восстановительные возможности организма поразительные, эту область надо ещё изучать и изучать. Тогда у ребёнка пришлось удалять огромную опухоль на сердце, сравнимую размером с самим органом. Обнаружили её, когда он начал задыхаться из-за сдавливания опухолью правого желудочка. Недостаточный лёгочный кровоток, и вот он уже живёт только с искусственной вентиляцией лёгких.

 

 

Когда удалил опухоль, от правого желудочка мало что осталось. Я должен был наставить синтетические и биологические «заплатки», чтобы частично восстановить объём желудочка. Но они не умеют сокращаться, и функцию перекачивания крови в лёгкие желудочек бы выполнял плохо. Ребёнка на тот свет отдавать очень не хотелось, и мой прошлый опыт позволил мне принять другое техническое решение. Я надёжно сшил края раны, восстановив целостность камеры сердца. А чтобы крови, поступающей в лёгкие, хватало, направил туда ток крови из левого желудочка: наложил дополнительный сосуд от аорты к лёгочной артерии.

– Расчёт оправдался?

– Да, и через восемь месяцев объём желудочка вырос до нормального! Даже врачи не все осознают, что это сродни фантастике. Значит, регенерация пошла по пути увеличения камеры сердца не за счёт рубца, как это часто бывает после инфаркта миокарда, а за счёт активного деления клеток. Регенеративные возможности организма – для меня очень интересная тема, и я очень польщён предложением Эрнста Мулдашева написать главу во втором томе труда «Регенеративная медицина», который он с коллегами готовит.

Вообще идей практической реализации нашей разработки много, но над частью их надо работать в порядке эксперимента. Очень нужна операционная с аппаратурой для искусственного кровообращения, где мы могли бы ставить опыты. Благодаря поддержке нашего ректора Алексея Созинова и проректора по научной и инновационной работе Ильшата Мустафина, а также директора Института фундаментальной медицины и биологии КФУ Андрея Киясова идея уже начинает реализовываться.

– Над чем будете работать в лаборатории при университете в первую очередь? Говорят, вы занимаетесь созданием материала, который сможет замещать кожу при травмах.

– Работаем, но до завершения пока далеко, так что о наших результатах в этой области говорить рано. Вообще разработок по этой теме в мире много, но больших, красивых достижений нет. Мы сосредоточились сейчас на схожей технологии, но область её применения другая – это сосуды. Речь идёт о создании сосудов из биологического синтетического материала, которые после пересадки должны замещаться собственными тканями в организме. Речь идёт о каркасе из природных полимеров, например, крахмала, который представляет собой длинные цепи, в которых звеньями являются остатки глюкозы. Этим занимаются молодые специалисты Вячеслав Аверьянов и Алмаз Гараев. Они ещё студентами посещали научный кружок на кафедре детской хирургии, и вот при совместной работе у нас родилась такая идея. На нескольких животных мы метод уже опробовали, результаты очень обнадёживающие: пересаженные сосуды успешно замещаются собственными клетками и растут вместе с телом. Недавно Вячеслав и Алмаз выиграли грант, планируем запустить целую серию экспериментов.

 

При использовании материалов сайта и журнала Healthy Nation, ссылка на источник обязательна.

Официальный сайт журнала Healthy Nation. Учредитель и издатель - рекламное агентство «Красная строка». Свидетельство о регистрации - ПИ № ТУ 16-00375. Все товары сертифицированы, услуги лицезированы.