background

HEALTHY NATION - MAIN PRIORITY

26 сентября 2018 г. | 04:09

Баннер

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | Healthy Nation - cпециализированный журнал для специалистов в области медицины | 

РУБРИКИ

 

Блокчейн, внушающий доверие

В Иннополисе впервые в России состоялся ICO Summit Kazan, посвящённый привлечению инвестиций с помощью криптовалют, перспективам применения блокчейна, в том числе в медицине. О том, что представляет собой эта технология, и чем она может быть полезна здравоохранению, Healthy Nation рассказал один из ключевых спикеров саммита профессор Сколковского института науки и технологий Дмитрий Кулиш.

Дмитрий КУЛИШ,
профессор Сколковского института науки и технологий

– Дмитрий, для многих блокчейн по-прежнему остаётся чем-то непонятным и даже подозрительным. Опишите, пожалуйста, в двух словах, что это за технология?

– Блокчейн – это данные, записанные в файл, который хранится на огромном количестве компьютеров. Зачем это нужно? Это нужно для гарантии того, что файл никто не будет править и не сможет подтасовывать данные. Когда информация хранится на одном сервере, даже если она сто раз зашифрована, нет стопроцентной гарантии её сохранности и неизменности. Во-первых, сам сервер может выйти из строя, во-вторых, человек, у которого есть пароль от системы, может войти и изменить данные.

– То есть блокчейн служит некой гарантией достоверности данных?

– Да. В здравоохранении это особенно важно, потому что здесь имеет место конфликт интересов между пациентами, медицинскими производителями и врачами. Например, если доктор кого-то плохо вылечил, у него может возникнуть соблазн подтасовать данные. А если в блокчейне записано, что два года назад у пациента была температура 40 градусов, то это уже нельзя изменить.

– С другой стороны, пациенты тоже не всегда выполняют рекомендации врача и могут попытаться скрыть это.

– Совершенно верно. Кроме того, в перспективе блокчейн будет выгоден и государству. Оплачивая медицинские услуги, оно может быть уверено, что предоставленные ЛПУ данные достоверны. Рано или поздно государство начнёт применять блокчейн, чтобы исключить возможность махинаций. Но если честно, это не может произойти прямо сегодня, на нынешнем уровне взаимодействия государства, врача и пациента. Сейчас основная проблема не в том, как заносятся данные, а в том человеке, который это делает.

Компании, которые просто говорят: «Мы запишем пациентские данные в блокчейн, и это повысит эффективность здравоохранения», обречены на провал. Эта технология не поможет решить современные вопросы медицины. Самая «модная» проблема – анонимный обмен пациентскими данными – легко решается в зашифрованном облачном хранилище без всякого блокчейна.

 

 

– Почему же блокчейн не может принести пользу здравоохранению? Человек сможет перемещаться между клиниками и не носить с собой бумажную карту пациента.

– Большинство пациентов, всерьёз занимающихся своим здоровьем, уже давно не носят никаких бумажных карт. Они берут с собой флешки или просто хранят данные на сервере и открывают их доктору. Главная задача пациента – заставить врача выдать ему файл, и она сейчас решается крайне сложно, потому что специалисту невыгодно отдавать такую ценную информацию потенциальным конкурентам либо просто недосуг заниматься записью файла. У врача каждая минута на счету.

Чтобы блокчейн в медицине начал работать и приносить пользу, пациент должен сказать врачам: «Товарищи, я больше не буду давать вам свои данные, а запишу их в блокчейн, и, так и быть, буду давать свой ключ доступа, но только тем докторам, которые вызывают у меня доверие». Пожалуй, это единственный способ внедрить блокчейн в медицину.

Здравоохранение уже 15 лет сопротивляется подключению к облачным сервисам. Из чего я делаю вывод, что ещё 15 лет оно будет сопротивляться переходу на блокчейн. И единственный выход блокчейнизовать здравоохранение – начинать с пациентских приложений. Пользователи будут записывать свои данные в блокчейн, а доступ к ним давать только тем докторам, которых они выбрали. Если врачи будут отказываться работать с блокчейном, то их будут выбирать всё меньше пациентов, и в какой-то момент наконец случится блокчейн-революция.

– Зачем пациенту так бороться за блокчейн?

– Да-да, вот мы наконец пришли к той ключевой и почти единственной пользе, которую блокчейн принесёт здравоохранению. Это повышение доверия, основанное на том факте, что блокчейн нельзя подправить задним числом. Низкое доверие – ключевая проблема современного здравоохранения. Пациент считает, что никто не мотивирован сказать ему правду о том, какой на самом деле эффект на человека оказывает та или иная таблетка. Государственной системе пациент не доверяет, подозревая её в ангажированности. В результате происходит трагедия перехода больных от честных профессиональных врачей к знахарям и целителям, которые уверенно доводят пациента до могилы и точно так же никому об этом не рассказывают. Сплошные замкнутые круги.

А если мы запишем все таблетки, которые пациент принимал, в блокчейн, а через два года посмотрим на его здоровье, то смухлевать никому не удастся. Быстро станет понятно, у кого надо лечиться – у участкового врача или у знахаря. Когда этот механизм заработает, пациенты блокчейнизуют всё здравоохранение с необычайной лёгкостью и скоростью.

– Какие основные направления блокчейнизации в медицине вы бы выделили?

– Я бы отметил три ключевых направления блокчейнизации личных данных пациента, которые находятся на острие революции.

 

 

Во-первых, это хранение личной геномной информации. Сегодня бизнес геномных компаний состоит в перепродаже данных геномов людей, которые к ним приходят. А сейчас появилось несколько сервисов, которые позволяют пациенту записать свой геном в зашифрованное облачное хранилище, а ключик положить в блокчейн. Такой пациент получает власть над своим геномом и сможет его не только надёжно хранить, но и продавать.

Вторая большая тема – это запись данных с фитнес-трекеров и прочих носимых мониторов. Эта информация имеет огромную диагностическую и аналитическую ценность и сохраняется там же, куда мы только что записали геном. И опять же, всем владеют люди, которые эти данные «набегали».

Третье направление связано с диагностикой. Если пациент оставляет результаты своего диагностического теста у врача, то они могут потеряться. Если он уносит их с собой, то специалисты могут решить, что он в них что-то исказил. А если результаты диагностики пишутся в блокчейн, а потом туда же сохраняется клиническая история пациента, то случаются несколько технологических чудес. Во-первых, пациент даёт доступ к этим данным только тем врачам, которые вызывают у него доверие. Во-вторых, исполнитель и производитель теста абсолютно анонимно демонстрируют, работает такая диагностика или нет. В-третьих, те, кто финансирует медицинские услуги, видят, за что надо платить, а за что не надо.

В эти три направления я верю. Те, кто обещают записать всё здравоохранение в блокчейн, просто говорят общие слова. Эта технология нужна только для конкретного, нишевого, отслеживания истории лечения.

– В своих интервью вы неоднократно поднимали вопросы применения блокчейна в клинических исследованиях. Почему вы считаете, что эта тема имеет потенциал?

– Клинические испытания – боль инновационной медицины, в которой есть три главные роли: разработчик, который тратит десятилетия жизни на то, чтобы придумать новый метод лечения; пациент, который умрёт, если его не вылечат, и, конечно, врач, который лечит.

Не хочется обижать врачей, но экономику никто не отменял, и она по-прежнему рулит миром. У врача есть огромная экономическая мотивация встать шлагбаумом между разработчиком и пациентом и собирать плату за проезд. За последние 50 лет появилось множество оптимизированных методов сбора такой ренты. Очень большая плата собирается в процессе клинических испытаний. Поверьте, я не умаляю роль врачей, она огромна и необходима. Но если проложить хоть какой-нибудь мостик от разработчика напрямую к пациенту и обратно, то клинические испытания станут проводиться значительно эффективнее, и хорошие лекарства будут разрабатываться быстрее.

В чём основная проблема клинических испытаний сегодня? Снова в том, что никто никому не верит. Доктор Хаус хладнокровно объяснил: «Все врут». Сначала врёт пациент, который говорит доктору, что у него болит голова; потом врач, когда пишет, что у больного голова прошла; потом руководитель здравоохранения, который подписывает сочинения пациента и врача без проверки. Для предотвращения этого группового обмана сейчас создана огромная сложнейшая сфера взаимопроверки, аудитов, регуляторики, которая соответственно продолжает дорожать. Вот тут-то и проявляется снова сила блокчейна. Если весь процесс клинических испытаний записать в блокчейн, то доверия к системе становится больше. Аудиторов нужно будет гораздо меньше. И поэтому мысль записать клинические испытания в блокчейн сейчас витает в головах у половины медицинского сообщества.

– Какие перспективы открываются впоследствии?

– Мы записываем в блокчейн состояние пациента до и после принятия таблетки, а также её характеристики и массу другой важной информации. Так вот, если в этом блокчейне будет выпущен токен (цифровой актив, который может приобрести инвестор. – Прим. ред.) на будущую поставку этого самого препарата после того как будут закончены клинические испытания, то наступает чудо токенизации: возникает тот самый мостик от пациента к разработчику. Если пациент покупает у разработчика токен на будущую таблетку, разработчик более успешно финансирует клинические испытания, и вся система становится более эффективной.

У токенизации клинических испытаний есть уникальный законодательный аспект. В США уже опубликовано разъяснение, что нельзя выпускать токен на несуществующий продукт. Если вы выпускаете токен на продукт, который ещё находится в разработке, и при этом не регистрируете его как эмиссию ценной бумаги рискованного проекта, то вы серьёзно нарушаете закон США и балансируете на грани ареста. Так вот, с точки зрения мирового законодательства, таблетка, которая одобрена для клинических испытаний, – это уже готовый продукт. Иначе её бы не разрешили к употреблению живыми людьми. Таким образом, токенизировать разработку двигателей внутреннего сгорания вряд ли удастся, а вот токенизировать клинические испытания, похоже, вполне возможно! Сейчас несколько групп в мире пытаются убедить людей и правительства, что это работает.

Как только они это докажут, у нас откроется новая эра фармацевтических ICO (форма привлечения инвестиций с помощью криптовалют. – Прим. ред.). Она будет огромной, многомиллиардной и сотрясёт всю отрасль. В этом была суть моего доклада на ICO Summit Kazan: мы сейчас стоим на пороге революции. Отдельные революционеры уже штурмуют Бастилию. Наше дело сейчас – внимательно следить за тем, не убьют ли их на пороге, а с другой стороны, готовить себя к такому же подвигу, если им разрешат.

 

При использовании материалов сайта и журнала Healthy Nation, ссылка на источник обязательна.

Официальный сайт журнала Healthy Nation. Учредитель и издатель - рекламное агентство «Красная строка». Свидетельство о регистрации - ПИ № ТУ 16-00375. Все товары сертифицированы, услуги лицезированы.